Статистика

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Украина онлайн Рейтинг@Mail.ru

Разработка сайтов - SAITRON

Дзюдо VS самбо

Дзюдо или самбо?В России, Украине и других экс-республиках бывшего СССР дзюдо и самбо всегда развивались параллельно – спортсмены обоих видов борьбы всегда боролись и по дзюдо и по самбо и мастерские разряды выполняли по обоим видам спорта. В результате такого симбиоза возникла общая техническая база, позволяющиая успешно выступать борцам в обоих видах единоборств.

Да и чисто дзюдоистская терминология, базирующаяся на сложных для нашего уха японских терминах, до сих пор достаточно редка. Тренеры по дзюдо по-прежнему применяют в процессе обучения самбистские, отечественные названия приемов.

Причина здесь достаточно проста – активное развитие дзюдо, как олимпийской дисциплины началось в СССР не с чистого листа, а путем переквалификации уже имеющихся советских мастеров самбо в дзюдоистов. Появился так называемый «русский стиль дзюдо», значительно отличающийся от классической школы Кодокан-дзюдо.

И все-таки отличия дзюдо и самбо достаточно сильны. Да, большинство тренеров по дзюдо выставляет своих воспитанников на соревнования по самбо, где они вполне успешно конкурируют с «чистыми самбистами», а некоторые самбисты довольно неплохо могут бороться по правилам дзюдо. То есть налицо некоторая универсальность технической подготовки спортсменов, где спортсмены обогащают свой технический арсенал специфическими приемами другого вида борьбы. На этом схожесть и универсальность заканчивается, ибо невозможно одновременно тренировать и дзюдо, и самбо. Либо ты «дзюдоист, способный бороться по самбо», либо «самбист, умеющий бороться по дзюдо». И причин тому достаточно.

1. Влияние культурной и морально-этической составляющей.

Огромная популярность дзюдо в Японии обусловлена не столько его спортивной, прикладной стороной, сколько глубоким нравственно-воспитательным содержанием. Для японцев дзюдо – мощная система воспитания, основанная на глубоких национальных и религиозных корнях, особом менталитете и свойственно исключительно им жизненном восприятии. Это подчеркивал еще Дзигоро Кано.

Такой подход к дзюдо характерен сегодня для стран западной Европы и Америки, где развитие дзюдо началось с появления там мастеров из Японии, проповедовавших традиции традиционной классической школы. Во всех западных клубах дзюдо обязательными элементами системы обучения является изучение основ японской культуры, этикета, оригинальных японских дзюдоистских терминов.
Но именно эта важнейшая сторона дзюдо и раньше не была воспринята серьезно, и сегодня не особенно воспринимается.

Дзюдо трактуется как определенный тип борьбы - и все. (Причем, если при более позднем распространении карате, заимствовалась хотя бы внешняя атрибутика обучения – терминология на японском, поклоны, кимоно, атрибуты дзенских практик и т.д. (пусть без понимания сути, с восприятием на уровне «экзотической составляющей», но заимствовались), то в самбо и это не прижилось, а отечественное дзюдо оказалось очень сильно «самбоизировано».)

Стоит отметить, что некоторые тренеры, ориентированные на современные общемировые стандарты обучения дзюдо, стали применять японскую терминологию, уделять внимание освоению этикета и ритуалов, но это – скорее модная экзотика, скорее играющая роль рекламы, чем истинное глубокое понимание сущности учения Кано.

2. Теоретическая база борьбы.

Дзюдо как стройная и цельная система проведения поединка, построенная на логичном и красивом принципе выведения из равновесия и броска.
Небольшое отступление. Вообще, складывается ощущение, что японскому менталитету свойственно упорядочивание окружающего мира на основе принципа «достаточного минимализма». Так же, как в традиционной живописи «главное – это не тушь, а пустое пространство», или как для понятия «красота» используется иероглиф «простота».

В японских стилях - и в дзюдо, и в айкидо, и в карате присутствует собственная понятная и четкая эстетика движений, не позволяющая спутать их друг с другом и с другими стилями, и основана она на сравнительно малом наборе принципов. Да, человека можно бросить через бедро или подхватом – но это будет не айкидо. А можно заломом кисти двумя руками – но это будет не дзюдо.
При этом возникает довольно интересная ситуация – сначала создавалась система единоборства на основе главного принципа, но поскольку она не позволяла решить весь спектр боевых задач, дополнительно изучалась еще и «не классическая техника» (как удары и приемы на кисть в дзюдо). Эта техника позволяет подготовить более универсального бойца, но все время как бы остается за скобками, не нарушая стройную красоту самой системы.

Теория классического дзюдо построена Дзигоро Кано на основе отказа от традиционной идеи «движения ки» в пользу европейской логики и принципов физики – для броска необходимо вывести проекцию центра тяжести тела за площадь его опоры. Кано широко использовал захваты за одежду и принцип рычага, по сути, рассматривая человека как некий цилиндр на плоскости. Если противник ведет себя иным образом, то необходимо привести его в это состояние сковывающим захватом. Что помогает не всегда - наверное, всякий изучавший дзюдо, сталкивался с появляющейся довольно естественно «новичковой» техникой защиты – «обмякании» тела в сочетании с прогибанием в подвижной пояснице. Человека тогда очень просто завалить скручиванием или «дворовым» запихиванием, но, используя классическую технику, бросить почти невозможно.

Вся классическая техника дзюдо выполнятся из классического захвата – отворот – рукав, а все остальное приспособлено к дзюдо в процессе решения проблемы «кто победит». С действиями, которые постоянно уводят дзюдо от его классического варианта в другой вид единоборства, постоянно, методом изменения правил, ведется борьба (запрещения захватов за пояс, штаны, на одной стороне кимоно и т.д.) Из этих захватов правильно вывести из равновесия практически невозможно, и поэтому эти захваты считаются защитными.
Такова лаконичная красота теории бросковой техники дзюдо. Действительно, изящная схема.

Но и эта схема в самбо тоже не перешла. Да, самбисты берут зацеп, но делают его с захватом за пояс и с прихватом ноги. Или с односторонним захватом. То есть, заимствуют форму приема без заимствования теоретической базы борьбы.

Вообще интересна сама логика внесенных изменений кимоно заменила куртка, которая выполнялась из более плотной ткани и имела пришивные пояса. Это позволяло делать захваты более жесткими, а борьбу более силовой. Вопрос: зачем «вести более силовую борьбу», когда главный принцип «дзю», из которого Кано выводил изящную теорию эффективности дзюдо, как раз и состоит в отказе от приоритета использования силы в пользу использования момента и движения соперника?

Причем Д.Кано приводит принцип «дзю» не просто как способ, с помощью которого более слабый физически человек может победить более сильного, а как принцип рациональности: «Если бы я обладал большей силой, чем мой противник, я бы просто задавил его. Но даже если бы у меня были желание и сила для этого, все же лучше для меня самого было бы вначале уступить противнику, поскольку подобные действия значительно экономят мои силы».

Существование собственной методической базы делает понятным быстрый отказ от додзе, татами, кимоно в пользу спортивного зала, борцовского ковра, борцовок и в том числе – значительно возросшую роль борьбы в партере (да и сам термин оттуда). У отечественных борцов базой, скорее всего, была классическая (вернее, тогда французская борьба + вольно-американская, на смену которым со временем пришла тройка классическая – вольная - самбо). Для борцов, привыкших долго и упорно зарабатывать очки в партере в классике, естественно не упускать возможности «повозиться», «дожать» соперника, благо умение плотно контролировать противника “на земле” уже наработано. В классике – и самбо – стойка и партер как технические действия не противопоставляются. В отличие от дзюдо, в котором Д.Кано рекомендовал изучать технику борьбы лежа только после приобретения основательного опыта бросковой борьбы («выполнение бросков более ценно как для физического развития, так и для духовной подготовки»), а при отсутствии достаточного времени на освоение всех приемов – изучать только бросковую технику.

Большое недоумение и непонимание сегодня вызывает документальный фильм с участием Дзигоро Кано, где он лично демонстрирует классическую технику дзюдо. Кано и его уке движутся с прямой спиной, широченными приставными шагам. Такую стойку и такой способ перемещения никак не назовешь естественными для дзюдоиста, это вообще не движения борца и не борцовская пластика. Ибо само слово «борьба» в нашем языке отнюдь не ассоциируется с легкостью и изяществом.

Это движения другой культуры поединка, общей для японских стилей, скорее всего – фехтовальной традиционным оружием, на которую один из сенсеев наложил ударную технику, другой – бросковую.
И движения дзюдо Дзигоро Кано – это нисколько не европейская борьба, не турецкая или национальные виды вроде «борьбы на поясах». Это движения поединка дзю-дзюцу, из которого убрано оружие и удары. Отсюда и традиционная техника приемов, которая не используются в современной спортивной борьбе. Её и нельзя использовать. Чтобы эти элегантные броски прошли, нужна прямая спина соперника и его легкие фехтовальные шаги.

В технике лучших представителей отечественной школы дзюдо нет и намека на возвышенную и непрактичную, на наш взгляд, систему Кано, зато здесь объединены совершенно разные принципы борьбы, в том числе вообще без захвата одежды. К дзюдо и Японии эти приемы имеют такое же отношение, как и первые наши олимпийские призеры и чемпионы А.Киброцишвили, А.Кикнадзе, Ш.Чочишвили и Ш.Хабарели.
И конечно, в сравнении с этой системой дзюдо выглядит более… сдержано.

Г.П. Пархомович в книге  «Основы классического дзюдо» прямо указывает: «У нас чаще всего хороших результатов добиваются самобытные дзюдоисты, умеющие делать какие-то свои, особые приемы. А чтобы побеждать лучших представителей классической школы, необходимо знать и уметь все то, что умеют они, плюс наша самобытность и наш характер. А пока боремся на характере и самобытности. …

Если занимающиеся и осваивают какую-то технику, то это приемы с поясом, с захватом корпуса и ног, приемы с подниманием соперника, где не нужно выводить из равновесия за одежду и достаточно применить силу. Мы мыслим из основ вольной, классической и других видов борьбы, а дзюдо в своей основе предполагает захват за одежду и все способы выведения из равновесия, связанные с ним. …

Судьи, поощряя агрессивную, напористую, порой очень грязную и мало напоминающую дзюдо борьбу, закрывая глаза на ползанья на коленях, неправильные захваты, стойки, тем самым помогают формировать у спортсменов и тренеров, просматривающих соревнования, совершенно ложные представления о дзюдо…

Тренеры … из года в год ведут поиск и подготовку борцов, превосходящих друг друга в физических и морально-волевых качествах….
Поэтому в соревнованиях мы видим не дзюдо, а бой и огромное желание выиграть.

Откуда же, в таком случае, дзюдо будет представлять собой стройную систему физического развития людей в любом возрасте, нести в себе легкость и гибкость?»

На основании сказанного, можно сделать вывод: и дзюдо, и самбо представляют собой интересные самобытные системы, несомненно, оказавшие друг на друга взаимное влияние в своей истории. Но системы – разные, идущие своими собственными путями развития.