Статистика

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Украина онлайн Рейтинг@Mail.ru

Разработка сайтов - SAITRON

Самураи: грозная и таинственная легенда страны восходящего солнца.

Суровый взор, черные, как смоль, волосы, зачесанные с висков назад и стянутые в пучок на затылке: внешний вид самурая прекрасно знаком нам по множеству фильмов о средневековой Японии. Эти бесстрашные воины в экзотических для нас свободных кимоно, никогда не расстаются с парой грозных мечей, которыми владеют с филигранной техникой и изяществом.

В современной индустриальной Японии само слово «самурай» давно стало национальным брендом и приносит своим владельцам неплохой доход. Автомобили, сигнализации, кимоно, зонтики и множество других товаров различного назначения, выпускаемых под торговой маркой «Самурай», одним своим названием подчеркивают традиционную японскую надежность и долгий срок службы.

Но все же самураи – умелые воины далекого прошлого, сумевшие возвести военное ремесло до высокого уровня искусства. Одним из самых поразительных свойств самураев являлось их умение сочетать на первый взгляд несочетаемые вещи. В их сердцах хладнокровная жестокость странным образом уживалась с поэзией, искусством и чувством изящного. А еще их прославила полная верность - своему господину, воинскому долгу и кодексу чести. Верность, возведенная в абсолют и являвшаяся для самурая ценнее собственной жизни. И именно их постоянная готовность с достоинством встретить смерть во многом делала самураев неуязвимыми.

И этот самурайский дух до сих пор ощущается в жителях страны восходящего солнца, также удивительно сочетающих передовые технологии с многовековой национальной культурой.

Верность и честь дороже жизни

Самые первые самураи по своей сути были самыми обычными наемниками, они получали жалованье от своих господ и на него самостоятельно приобретали оружие и воинское обмундирование, сами обучались военному ремеслу. Но в отличии от большинства своих «коллег», особенно из западных стран, где наемники отличались независимостью и отсутствием принципов, самураи постепенно превратились в образцовых подданных, искренне преданных своему феодалу.

Слово «самурай» происходит от древнеяпонского «сабурахи», что означало «служить человеку высшего сословия». Уже в десятом веке самураями стали называть императорскую стражу во дворце Киото. Немного позже так стали называть и всех наемников, поступавших на службу к японским феодалам.

Самых достойных из феодалов, отличившихся своей преданностью императорскому двору и имевших древнюю родословную, император Японии назначал губернаторами окраинных земель, вверяя в их руки защиту границ страны. Самую большую угрозу для Японии в те времена представляли агрессивные племена айнов на востоке страны и корейские пираты на западных границах империи.

Для отражение их нападений феодалы - губернаторы и наместники императора, вынуждены были формировать и содержать собственные армии, состоявшие из добровольцев-самураев. Именно в этих «горячих точках» Японии в постоянных войнах наиболее эффективно оттачивалось самурайское военное искусство. А наряду с военной мощью наемных войск росло и благосостояние феодалов, богатевших на своих постах, обласканных милостью довольного императора.

По мере укрепления могущества удельных феодалов, они все больше внимания уделяли качеству военной подготовки своих войск, их обучению и вооружению. Изменился и подход к набору в самурайскую «гвардию» - теперь в нее набирали юношей преимущественно из небогатого дворянства, с раннего детства обучавшихся военному ремеслу. Сословие самураев окончательно сформировалось.

Ближе к концу IX века император Японии окончательно убедился в слабой боеспособности армии, сформированной из крестьян. Военная повинность не могла сделать из потомственных земледельцев бесстрашных солдат, а обучение военному ремеслу в относительно короткие сроки не было эффективным. То ли дело хорошо натренированные для боев самураи, с пеленок усвоившие не только науку побеждать, но и моральный кодекс воина и вассала. Так японская армия стала профессиональной.

Воины-самураи были эффективны везде, где нужна была воинская отвага, абсолютное бесстрашие и преданность своему господину. Благодаря последнему свойству самураев им доверяли самые ответственные посты в полиции и охране, им же поручали и кровавое дело подавления крестьянских восстаний в провинциях. На протяжении веков из сословия самураев выделились наиболее сильные и влиятельные кланы, самыми известными из которых стали кланы Минамото и Тайра.

Самурайский меч

Меч для самурая – не просто оружие. Меч для него был самым дорогим предметом, на который не жалели денег, которым гордились и восхищались.

Как правило, самурай носил два меча – длинный (двуручный) и короткий. Самурай никогда не вынимал клинок своего меча из ножен без веской на то причины, ведь закон самурайской чести требовал: «Обнажил меч – обязан нанести им удар!» Меч самурая являлся смертоносным символом власти сословия японских воинов.

Слегка изогнутый большой самурайский меч – «катана» до сих пор считается лучшим в мире клинком, острым, словно бритва, способным с одинаковой легкостью разрубить и легкое перышко, и толстый стальной прут. По древней традиции лезвие меча украшает гравировка в виде переплетенных драконьих тел.

Над украшением рукоятей и ножен самурайских мечей трудились искуснейшие мастера, создавая из грозного оружия настоящие художественные шедевры. И все же главным в мече оставался клинок, секреты ковки которого мастера многими столетиями хранили в строжайшей тайне.

Искусство ковки длинных самурайских мечей «катан» носит название «катанакадзи». Секреты и тонкости ковки клинка передавались мастерами из поколения в поколение и являлись строжайшей тайной. До сих пор известны лишь общие принципы ковки меча.

Процесс изготовления одного самурайского меча занимал у мастера несколько месяцев.

Для сочетания в клинке двух взаимоисключающих друг друга свойств – твердости и гибкости, клинок ковался из двух брусков стали – твердой и мягкой.

Раздувая мехами огонь, мастер раскалял бруски стали и, наложив один на другой, размеренно наносил по ним удары тяжелым молотом, сплющивая и постепенно вытягивая по длине. Затем, уже плоская заготовка, вновь раскалялась в печи и сгибалась вдоль пополам, процесс ковки продолжался.

Цикл этих операций повторялся многократно, несколько сотен раз, в результате чего клинок меча принимал многослойную структуру металла, где чередовались тончайшие (в несколько микрон) слои твердой и мягкой стали. Благодаря такому уникальному методу ковки самурайские мечи получались очень прочными и острыми, равно как и гибкими. А вследствие своей многослойности на поверхности клинка проступали характерные узоры.

После ковки клинок подвергался закалке, доводке, заточке и шлифовке, причем все операции делались мастером исключительно вручную и «на глаз».

В древности из-за сложности и длительности изготовления мечей, они были очень дорогими, заказать себе клинок у известного мастера было по карману немногим.

Современные мечи, до сих пор изготавливаемые в Японии, также делаются по всем правилам древнего кузнечного ремесла, хотя и при помощи некоторых современных технологий и приспособлений. Поэтому они являются не просто сувениром, а самым настоящим холодным оружием. Только сейчас их уже не используют по своему прямому назначению, а вешают на самом почетном месте в гостиной, чтобы древний самурайский дух меча оберегал жилище японца.

Когда закончилась вторая мировая война и Япония подписала акт безоговорочной капитуляции, мастерство «катанакази» оказалось под запретом. Самурайские мечи сеяли страх и ужас среди американских солдат с самым передовым на те времена вооружением, и не напрасно. Ведь остановить смертельную атаку японца, вооруженного и хорошо владеющего самурайским мечом было практически невозможно.

По распоряжению оккупационного командования около пяти миллионов мечей, многие из которых представляли историческую ценность, было конфисковано у населения Японии и пущено в переплавку. Мастерство ковки мечей – катанакази было официально запрещено.

Лишь в 1953 году запрет на изготовление катан был снят. Вот тогда-то и оказалось, что в большинстве японских семей невзирая на строжайшие запреты, тайно сохранились старинные боевые самурайские клинки. Люди берегли их, как семейные святыни, скрывали в тайниках, рисковали ради них своей жизнью.

«Того, кто хочет вступить на Путь Воина, никогда, ни днем, ни ночью, не покидает дух ожидания битвы. Наша страна отличается от других тем, что здесь даже самый последний торговец, крестьянин или ремесленник неизменно носит на поясе меч, хотя бы старый и ржавый. Таков обычай народа Японии, исполненного воинственного духа. Его определили боги, и он будет неизменен на протяжении десяти тысяч поколений», говорит кодекс Бусидо, главный кодекс чести самурая.

Отдых самурая

Морально-этическое учение древней Японии, которое синтоистская культура страны восходящего солнца во многом взяла из конфуцианского учения Китая, обязывало самураю гармонично сочетать в себе воинскую доблесть и учение: «Обладающий лишь грубой силой не достоин звания самурая. Не говоря уже о необходимости изучения наук, воин ежечасно должен использовать свой досуг для упражнений в поэзии и постижения чайной церемонии. Возле своего дома самурай может соорудить скромный чайный павильон, в котором надлежит использовать новые картины-какэмоно, современные скромные чашки и налакированный керамический чайник».

Удивительно, но многие самураи дорожили своей чайной утварью не меньше, чем верным оружием. Люди, хладнокровно рубившие головы на поле боя, в тиши чайной комнаты отрешались от своих свирепых подвигов, становясь утонченными мастерами чайной церемонии.

Самураи увлекались поэзией, искусством составления букетов и любили театр, призванный во времена расцвета императорской власти развлекать высшее общество. Суровые и немногословные воины увлеченно занимались каллиграфией и рука, привыкшая сжимать рукоятку смертоносного меча, с вдохновением художника выводила причудливые иероглифы на рисовой бумаге.

Самурайские военачальники покровительствовали искусствам, приближая к себе поэтов, философов и драматургов. Часто их замки становились сценой для актеров театра, игравших только для высшего общества. В свободное от военной службы время самураи музицировали, играя на лютне.

С современной европейской точки зрения это была реакция человеческой природы на чудовищные перегрузки и каждодневное напряжение, релаксация. А по японским понятиям того времени - просто гармония личности... Когда в XV веке на улицах Киото полыхали пожары и рекой лилась кровь, самурайские военачальники использовали кратковременные передышки в боях для поэтических занятий: они декламировали стихи собственного сочинения, облачаясьсь в драгоценные шелка.

Брошенные зерна

Однако изящным досугам с поэзией и живописью предавалась лишь элита самурайского общества, высшая аристократия. Простые солдаты, выросшие в глуши, часто не умели как следует читать и писать. И когда эпоха постоянных войн миновала, толпы самураев, потерявших не только своих повелителей, но и профессию, впали в страшную бедность. Те, кому не выпало счастья погибнуть в бою, занимались попрошайничеством. По стране скитались обнищавшие самураи, называемые «ронинами», что буквально означало «человек, гонимый волнами». Они просили подаяния, играя на тростниковых флейтах, скрывая свои лица масками.

Впрочем, многие оставались верными своим принципам: «Сокол не подбирает брошенные зерна, даже если умирает с голоду. Так и самурай, орудуя зубочисткой, должен показывать, что сыт, даже если он ничего не ел». Тогда правительство и местные губернаторы, озаботившись их судьбой, решили переквалифицировать их к службе в государственных учреждениях - служить не мечом, а кистью.

Но не так-то просто оказалось переделать самураев в чиновников! В недавнем готовые с радостью умереть за своего господина, самураи не могли заставить себя стать писцами в лавке купца - даже под угрозой голодной смерти. Им была отвратительна сама идея учета доходов-расходов, а торговлю они считали постыдным занятием. Муро Кюсо писал: «До недавних времен самураи ничего не знали о деньгах и жили скромно. Я помню свою юность: тогда молодые люди никогда не говорили о ценах и среди них находились такие, кто краснел, слыша непристойные рассказы...» На смену войнам пришла торговля. Воинов без единого выстрела победили купцы. Власть денег победила силу оружия. В этом мире самураям не было места.

Можно только догадываться о чувствах, которые испытывали гордые потомки самураев, чувствуя, как «презренные торгаши» начинают смотреть на них сверху вниз. Грустный финал наступил в начале XIX века: самураи, жившие продажей своего рисового пайка, зарабатывали меньше торговцев кимоно. В одном японском фильме, посвященном печальному закату великой эпохи, самурай продает свой меч, чтобы оплатить похороны жены...

Когда в 70-е годы XIX века японцы, преодолевая свое знаменитое «островное мышление» - «симагуни кондзё», открылись для западной цивилизации, самураи уже окончательно остались не у дел. Их еще можно было видеть работающими трамвайными кондукторами и пожарными. Не желая мириться с уходом своего века, они еще защищали уже сданную крепость японской феодальной старины, свое славное прошлое, точнее - его призрак. Казалось, в новой европеизированной Японии им места нет. Однако самурайский дух оказался долговечнее самих самураев. Сословие японских рыцарей исчезло под натиском меркантильности и прагматизма цивилизации, но его философия живет в каждом современном японце - от главы крупной корпорации до мелкого клерка.

Пластиковый самурайский меч - любимая игрушка японских мальчишек, а само слово «самурай» на современном японском жаргоне означает бескомпромиссного человека, твердо стоящего на своем. К этому нечего добавить... Ибо, «когда подлинная доблесть проявлена, предназначение воина выполнено полностью, слова замирают на устах».